• Сергей Мельников

Тоталитарные секты 90-х: харизматы

Мой друг попал в секту

В трубке телефона рыдала женщина. Сказала "Сережа" и забилась в истерике. Через минуту, так ничего и не сказав отключилась.

Это сейчас глядя на экран смартфона ты знаешь кто или хотя бы с какого номера звонили. В 1994 году у моих родителей дома стоял черный дисковый аппарат с трубкой на витом шнуре. Функции АОН в нем не было.

Через несколько минут телефон зазвонил снова, моя собеседница, видимо, попила воды и немного успокоилась. Слушая ее перемежаемый всхлипами рассказ, я чувствовал как во мне закипает злость.

Белое Братство

Я только-только приехал на каникулы домой после первого курса политеха. В Харькове повсюду висели фото женщины в странных одеяниях. По улицам бродили люди в белых рубищах и с крестами на лбах. Они несли прохожим благую весть о пришествии мессии Марии Дэви Христос. Глаза их были пусты и благостны. Белое братство оккупировало Харьков, разнося повсюду свою веру и затхлый запах нестиранных балахонов.

Секты 90-х

В 90-е годы сектам разного рода было раздолье. Особенно многочисленными были кришнаиты и свидетели Иеговы. На тротуарах, куда ни плюнь, валялись выброшенные брошюрки "Сторожевой Башни". "Свидетели" с блаженными глазками предлагали поговорить о библии. Спрятаться от них нельзя было ни на работе, ни дома. Обрабатывали они старательно, по-квартирно, по скользящему графику с представителями канадской компании. Кришнаиты на их фоне были ребятами, что надо. Особо никого не донимали. Пели свое "Харе, Кришна" на улицах Харькова, танцуя босыми на первом снегу и угощали прохожих странным маленьким печеньем. Но в 1993 году "Белое Братство" потеснило всех конкурентов по "вере". Задавило массой.

Религиозная наркомания

Я не считаю себя верующим человеком. Веру многие используют, как героин. Уходят в нее как в наркотический дурман, прячась от нее устраивающей их реальности. И так же, как наркоманы, продают машины и квартиры, жертвуя на церковь, оставляя родных без крыши над головой. Я видел немало таких историй. Когда ко мне подходит очередной сектант с предложением открыть сердце Иисусу, мне хочется взять его за шкирку и трясти, пока в его глазах не появится хоть какая-то осмысленность.

Но не только "Белое Братство" травило мозги людям. Рыдающая Ванькина мама сообщила мне, что мой друг попал в секту харизматов.


Пара слов про Ваню

С Ваней мы познакомились во время совместной вылазки на Фиолент. Как-то раз попали там в сильную бурю. Рассказывал об этом. Ванька с моим другом детства Стасом занимался у Палыча, довольно известного в Севастополе тренера. Группа Палыча занималась восточными единоборствами и ходила в походы на выживание. Как-то раз они две недели бродили по горам на Кавказе без запасов еды и палаток. Питались, чем придется, ставили силки, даже ели сырое мясо, когда не удавалось развести огонь. В общем оттягивались по полной.

Родители Вани были советскими инженерами. В конце 80-х у них внезапно открылись чакры, у обоих одновременно, и они начали провидеть будущее. Помимо предсказаний разной степени значимости, чета экстрасенсов находила патогенные зоны, чистила ауры и снимала порчу. Больших денег "белым магам" сверхспособности не принесли. Ко времени моего знакомства с ними, вся семья ютилась в однокомнатной хрущевке, плотно заставленной шкафами с книгами.



Кто виноват и что делать?

Рассказ ваниной матери не на шутку меня разозлил. Я винил в случившемся не только абстрактных для меня сектантов. В не меньшей мере в случившемся виноваты его родители со своей эзотерикой. Ваня рос среди этого бреда. Рядом всегда была мама, размахивающая руками над посетителями, папа, бегающий с рамкой в поисках патогенных зон и мест силы. То, что несли и творили на собраниях харизматы не виделось ему такой дичью, как мне.

Я созвонился с Ваней и договорился о встрече.

Встретил старого друга

Мы встретились с Ваней в каком-то кафе в Камышах (район Севастополя). Отметить встречу он сразу отказался, взяли по стакану сока. Я вида не подал что что-то знаю. Смотрю ему в глаза, рассказываю про жизнь в Харькове. Взгляд знакомый до чёртиков по всем этим свидетелям да белым братьям. Что же они там с вами делают, что смотришь на человека и понимаешь, что от него одна оболочка знакомая осталась, а внутри что-то другое? Это что-то смотрит на тебя сквозь его зрачки взглядом отсутствующим и в вышние выси устремленным и становится не по себе.

Ваня рассказывает, как изменилась его жизнь. Как он встретил "жену веры" и открыл свое сердце Иисусу. Как ничего теперь не боится, потому что его Бог защищает. И как он жалеет, что я ещё не познал этой благодати. Он с лёгкой улыбкой говорит, что его никто не понял, отец скандалит, мать рыдает, друзья перестали общаться. Но это не имеет значения: зачем тебе кто-то ещё, если есть Иисус.

У меня нет никаких аргументов. Мои слова не важны, потому что я сам ему больше не важен. Учёные говорят, что каждые 7-8 лет все клетки человеческого организма полностью обновляются. Ты сегодня и ты 8 лет назад - это на клеточном уровне два совершенно разных человека. За прошедший год так же обновилась Ванина личность. Я готовился к разговору с другом, а встретился с незнакомцем.

На что это похоже? На похороны.

Да, Вань, я схожу на ваше собрание, посмотрю что как. Зачем? Сам не знаю. Я многое в жизни делаю только потому, что пообещал.

Собрание харизматов, "жена веры"

Молельный дом харизматов находился на улице Николая Музыки. Приличных размеров зал, стулья, сцена. На сцене доска на подставке. Никаких крестов. Харизматы не признают никаких символов веры.

Перед собранием Ваня знакомит меня со своей "женой веры". Она резкая и острая. У нее нет расфокуса в глазах, у нее пылающий взгляд комсомольского функционера. То, что она говорит, я уже слышал, почти дословно, в кафе, только голос Ванин был. Славный путь, по которому Ваня попал в секту харизматов стал очевиден.

Мы садимся на задний ряд. Зал почти полон. Среди присутствующих много странных людей. Измождённые мужчины в очках с толстыми стеклами, женщины за сорок в бедной но чистой одежде, бледные юноши с жидкими усиками. Бизнесмены и мажоры сюда не попадают. Здесь прячутся от реальности те, кто не нашел себя в новой жизни.

Проповедник

В зал входит молодой, бритый налысо парень в черной футболке и джинсах. Его окружает мощное энергетическое поле. Это не то поле, над которым руками водят доморощенные экстрасенсы. Такие поля генерируют сильные, уверенные в себе люди. Все оборачиваются, кто-то вскакивает со своего места. Люди тянутся к нему. Каждый хочет получить свою частичку этой энергии. Он - донор в полном зале реципиентов.

Парень подходит к нам.

"Рад видеть у нас новое лицо, приходите, вам здесь всегда рады"

Глаза улыбаются.

Идёт дальше по залу, легко пожимает протянутые руки, коротко отвечает что-то тем, кто выскочил в проход на его пути. Говоря, он кладет руки на плечи собеседнику, наклоняется очень близко и пристально смотрит в глаза.

В два прыжка он взлетает на сцену и начинает говорить.

Как жгут глаголом опытные проповедники

Речь его льется сплошным и гладким потоком. Он сильно артикулирует. Его голос скользит по синусоиде, взлетая вверх вначале и конце каждого предложения. Ударными гласными можно гвозди забивать. Такие приемы очень популярны у сектантов и млмщиков. Каждое предложение неосознанно воспринимается вопросительным. Пока твой разум ищет ответ на вопрос, тебе задаётся новый. Ты сбит с толку, возникает предпаническое состояние. Если ты не успеваешь отвечать на вопрос, ты глупее того, кто тебя спрашивает. После этого ты проникаешься доверием к говорящему, подчиняешься и прекращая непроизвольный интерактив, просто качаешься на волнах вливающегося в твои уши голоса. Наверное, в таком состоянии человек становится более внушаемым. Я не знаю, я не психолог, это всего лишь мои ощущения.

Иисус возьмет на себя заботу о тебе, решит твои проблемы, утешит, защитит от жестокого мира, даст пищу. Просто открой сердце Иисусу. Один простой шаг. Это основной мотив речи.

Изменённое сознание

Со мной что-то происходит. Волны не убаюкивают. Я не качаюсь, на них, а вхожу в противофазу. Я чувствую жар, во рту пересохло, сердце бешенно колотится. Мне не хватает воздуха. Восприятие становится дискретным, я больше не вижу окружающее целиком. Поворачивая голову, я вижу как сменяются отдельные кадры. Такое бывает при сильном опьянении. Я уже не понимаю, что говорят, воспринимаю только мелодию голоса проповедника. Вверх-вниз-вверх-вниз. Меня конкретно укачало.

Как нисходит благодать

На сцене новые действующие лица. Парень в черной футболке стоит, склонившись над женщиной средних лет. Одна его рука на ее плече, вторая на макушке. Он склонился к ней и что-то быстро говорит. Его голос становится все громче и все неразборчивее. Со спины к женщине подошли двое мужчин. Я вижу, как она дрожит, время от времени начинает часто кивать, отвечая на какие то его слова, которые я разобрать не могу. Женщину начинают сотрясать рыдания.

Харизма

Я вижу, как в зале люди вскакивают со своих мест, вздымают руки. Поднимаются сидящие возле меня Ваня и его "жена веры". Я подавляю в себе позыв подняться. Почему-то сильно захотелось стать таким, как все, частью этого зала. Все начинают что-то говорить. Проповедник уже почти кричит. Неожиданно он делает резкое движение рукой, лежащей на макушке у женщины. Ее ноги подгибаются, она начинает оседать. Женщину подхватывают под мышки стоящие сзади мужчины. С их помощью она плавно опускается на колени, разводит руки в стороны и тоже начинает что-то говорить, ритмично раскачиваясь и полузакрыв глаза.

Парень в черной футболке стоит, сложив руки на груди. Его глаза закрыты, но мне кажется он из-под полуопущенных век смотрит на зал. Здесь молчат два человека: он и я.

Понемногу состояние опьянения меня отпускает. Сердце всё ещё колотится, но восприятие окружающего вернулось к нормальному.

Я слышу, что говорит стоящий рядом со мной Иван. Больше всего это похоже на "Олелелеле Олелелеле" Это и есть дар, харизма. То, что дало название харизматам. Иисус даёт каждому харизмату свой язык, на котором верующий будет говорить с Богом. Ваня сказал, что ему достался древнешумерский.

Я не силен в древнешумерском. Мне кажется маловыполнимой передача осмысленной информации многократным повторением одного и того же слога.

Бормотание в зале все громче. Кто-то вздымает руки вверх и раскачивается, кто-то протягивает вперёд, как будто держит что-то на предплечьях. Многие раскачиваются из стороны в сторону. Вся эта какофония достигает своей кульминации. Некоторые резко дёргают головой, будто ведут разговор с невидимым собеседником. Этот бред для них вполне осмысленен. Постепенно все стихает.

Я смотрю в их лица и вижу усталость и удовольствие. У людей горят глаза, они счастливы. Они испытали религиозный оргазм. Их просто ловят на секс. Ненастоящий, но с вполне реальными ощущениями.

Песни под гитару

Тем временем шоу продолжается. Парень на сцене машет кому-то рукой. Поднимается Ванина "жена веры", идёт на сцену, берет гитару, поёт. Мотив простой, три аккорда, голос тоже душу не вынимает, но аудитория лояльная. На припеве весь зал начинает подпевать:

"Его имя - Иегова,

Его имя - Саваоф".

После собрания парень в черной футболке подходит ко мне:

"Я все ждал, когда ты встанешь, но ты, видимо ещё не готов. Приходи на следующее собрание."

Я молчу.

Мы идём по сгустившемуся сумраку, по разбитым тротуарам. Ванина "жена веры" шагает слева от меня, не глядя под ноги. Ее лицо обращено вверх. Оно то выныривает из мрака, то опять погружается во мрак. То, что она говорит, я уже слышал. В ее голосе стальная убежденность человека, познавшего истину. Я немного ей завидую. Наверное, легко жить без сомнений.

Я ничем не мог помочь ни Ване, ни его эзотерикам-родителям.

После

Ваню с тех пор я видел дважды.

Один раз году в 1999, когда я работал барменом. Мы ели торт - вечный заменитель алкоголя при встрече с непьющими друзьями. Ваня сказал, что от церкви едет учиться в Москву.

Второй раз мы встретились в 2014 году, мы с Леной только-только вырвались из постмайданной Украины и привыкали к спокойной жизни. Ваня водил в Севастополе маршрутку. К этому времени он заменил парня в черной футболке и стал новым пастором, все так же жил со своей "женой веры" и растил двоих детей. Ваня жаловался на притеснения со стороны российских спецслужб и рассказывал, как они строили душевую для бездомных. Ваня все так же постоянно улыбается, а вот блаженный взгляд пропал. Теперь при встрече и не скажешь, что мой друг когда-то попал в секту.

Больше мы не виделись. Иисус не входит в список моих интересов, а в ванином списке кроме него ничего нет. Не о чем разговаривать.


Просмотров: 3Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все