• Сергей Мельников

Физика без лирики: Конец истории

Наша большая беда в том что мы часто оказываемся не теми для не тех, сжигаем самое ценное, что есть в мире, время в топке пустых ритуалов и ложных побуждений. Особенно горько становится, когда встречаешь её, ту самую, единственную, идеально совпадающую со всеми твоими бугорками и впадинами, заморочками и выбрыками и думаешь: "Почему я не встретил её раньше?"


В отношениях нет виноватых, есть несовпавшие. Мне больше не нужна была её физика. А ей захотелось лирики. Мы начали имитировать светскую жизнь. Ходили к её снисходительным друзьям, вели беседы, изображали близость. Потом каким-то странным финтом с лёгким привкусом фальши она познакомила меня со своей мамой и младшей сестрой. Я этого совсем не хотел. И услышанный обрывок разговора, мамино

"У него глаза ещё не испорченные, зачем ты это делаешь?"

и её твердое

"Я так хочу",

лязгнувшее замком камеры.


Что мне мешало закончить эти отношения? Да ничего. Кроме неумения заканчивать. Кроме убеждения, что мои желания ничего не значат. Кроме физической невозможности сделать ей больно.

Поэтому я делал вид, что мне хорошо. Она делала вид, что не замечает моего притворства.


В тот момент, когда я решился разорвать эти тягучие отношения, мама вышла на следующий уровень. Дома меня ждал грандиозный скандал, во время которого она вывалила на меня все мои бережно отобранные, раздутые и ярко раскрашенные изъяны и недостатки, провела генетические параллели с "моим папашей". Было сказано ещё многое, дослушивать я не стал. Во мне взыграло ретивое, и назло маме я растянул эти отношения ещё на полгода, испытывая мазохистское наслаждение от маминого бешенства. Подростки бывают очень жестоки.


Вторая сторона конфликта, никогда не встречавшаяся с первой, в это время пыталась расковырять мою скорлупу и вызвать какие-нибудь чувства. Например ревность. В очередной общаге очередной её знакомой, я начал одеваться ехать домой, но она не дала. В комнату забежала ее подруга с каким-то типом, больше всего похожим на пьяного мачо из клипа Земфиры. На столе появилось вино и какая-то закуска.

Я вытерпел полчаса и сказал, что нам пора. Я встал, она сидела. Пьяный мачо махал руками. Он хотел, чтобы я ушел, а она осталась. Правильно, пусть идёт, малыш, к своей мамочке, а мы хорошо проведем время, мы останемся. Подруга в этих раскладах не участвовала и быстро утекла из комнаты.


Я смотрел в его потасканное рыло в обрамлении длинных слипшихся черных волос, а она смотрела на меня затаив дыхание, с надеждой и желанием. Как же они оба были мне в тот момент отвратительны! Так и не разгоревшаяся ярость выжгла кислород и затухла. Внутри было пусто и ровно.

"Делайте, что хотите"

бросил я и ушел к своему очередному ежевечернему скандалу.


Я запредельно устал, ни жизненной энергии, ни желания во мне не осталось ни капли. Дома я тупо смотрел в пустоту и мамины слова скатывались маслом по моей тефлоновой коже, больше не проникая внутрь.


Через день я слушал упрёки в телефонной трубке. Очень быстро она поняла, что что-то не так. Раскаяния я не демонстрировал. Я ничего не демонстрировал. Просто молчал.

"Я уехала сразу за тобой, я не осталась на ночь!"

Слабо. Глупо. Зачем? Более несуразного ответа придумать было нельзя. Я сказал:

"Молодец"

и повесил трубку.


После недели нежизни я сидел в психоневрологическом диспансере перед завтоделением, усталой, враз постаревшей мамой моего самовольно ушедшего одноклассника и морочил ей голову своими ерундовыми проблемами. В моей биографии не осталось записей. Я ходил на процедуры, постепенно восстанавливая свой интерес к жизни и наслаждаясь наступившим покоем.


Лет пятнадцать спустя мы случайно встретились. Она жила там же, пригласила меня домой. Мы пили чай, чуть смущённо улыбаясь. Я смотрел на нее и был искренне рад тому, что она вышла замуж, родила дочь, выглядела спокойной и счастливой. Мы оба хорошие. Просто друг другу не те, вот и всё

Просмотров: 9Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все