• Сергей Мельников

Фальшивые слезы телевидения

"Жди меня"


Телестудия была заполнена дамами возраста согласия с судьбой с редкими вкраплениями привлеченных родственников. Добровольная независимая экспертиза, легко на глаз определяющая, у кого низкая социальная ответственность, а у кого зависимость от расширяющих сознание веществ.



По краю сцены - жидкая цепочка пластмассовых полузвезд, инфоцыган от юриспруденции с выбритыми бровями, депутатов с вычурными прическами и психологинь-любительниц "Ста лет одиночества".



На арене вокруг побитого жизнью бедно одетого работяги крутился ведущий. С интонациями профессионального сектанта он рассказал зрителям трагическую историю о том, как отец этого работяги сорок лет назад бросил свою жену с годовалым ребенком, и вот, через сорок лет, корреспонденты телеканала разыскали его и привезли в студию.


Отец, мимо которого сын мог пройти на улице мимо, не узнав, входит в студию. Объятия, слезы, дамы промакивают глаза платочками.


Что.Вообще.Тут.Происходит?!


На сцену вышел чужой человек. Герой программы жил без него всю свою жизнь. Он не знает, как отец выглядит. Какие эмоции могут быть в этом зале на самом деле?


Представим себе, ведущий, после эффектной паузы, говорит:


"Я пошутил. Это наш осветитель Михалыч. А сейчас выходит ваш настоящий отец!"


Опять плакать?


Помню как это произошло со мной. Хотите расскажу? Даже если не хотите, все равно расскажу.


Я нашел своего отца


Севастополь 1989 год


С мамой и ее другом в его шестёрке мы ехали по улице Горпищенко в Севастополе, когда мама ткнула пальцем в окно, указывая на обшарпанную хрущобу и кинула, презрительно скривившись:


"Здесь твой папаша живёт"


Я запомнил номер дома.


Родители развелись, когда мне было 2,5 года. Я понятия не имел, как выглядит мой отец, знал только, что мы живём в одном городе. Иногда в транспорте, я украдкой смотрел на какого-нибудь пассажира и думал что это может быть он. Теперь я знал номер дома, имя и фамилию.



Я отправился на поиски отца. В одной из квартир указанного мамой дома мне сказали, где он живёт. Дверь открыла его вторая жена. За ее спиной я впервые увидел своих брата и сестру. А отца не было. Он пошел сдавать бутылки.


Тем кто не в курсе: в советское время бутылки сдавали не только бомжи и алкоголики, но и вполне обеспеченные люди. Стоимость тары часто превышала стоимость содержимого, особенно это касалось молочных продуктов. Дешёвые материалы для упаковки тогда ещё не использовались.


Мой отец, совсем непьющий, КМС по лёгкой атлетике, стоял в очереди в пункт приема стеклотары. Я подошёл и выкрикнул его имя и нашу фамилию. Обернулся мужчина в красной бейсболке. Я подошёл и сказал:


"Я ваш сын"


Он ответил:


"Я догадался"


Моя сестричка говорит, я очень на него похож.


Потом я сидел в их квартире, вдыхал чужие запахи, смотрел на совершенно чужого мне человека и понимал, что в моей душе ничего не шевелится. Мы разговаривали, подбирая фразы, как и заведено у посторонних. И я видел, что я ему не менее чужд, чем он мне. Это была встреча насквозь пропитанная безразличием.


Знакомство было недолгим


Мы встретились ещё пару-тройку раз. За день до моего 15-го дня рождения у меня дома зазвонил телефон, незнакомая женщина спросила:


"А вы знаете, что у вас отец умер?"


Тут принято писать, что "в моей душе образовалась пустота", но она была всегда, и встреча с отцом ее объем не изменила. Я прижимал трубку к уху и не чувствовал ничего.


Потом были похороны, незнакомые люди, нагоняющие туману в обстоятельства, мое безразличие и сухие глаза, и два маленьких ребенка, по настоящему горюющие и растерянные. Мои родные брат и сестра, которых я нашел не вместе, а вместо своего отца.



А фальшивые слезы пусть остаются на телеэкране




Просмотров: 4Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

2021 melnik.press

  • Instagram - h4gen
  • Vkontakte - melnikov_sev
  • Facebook - melnikovsev