• Сергей Мельников

Классрук наносит ответный удар. Конец истории про роковую вечеринку

Пост обновлен янв. 23

Окончание истории, начало здесь

Севастополь, 1992 год



Как фабрикуют улики

Вместо урока физики классная посадила нас писать объяснительные. Точнее не нас. Мне она заявила, что в моих оправданиях не нуждается и выгнала из класса. Я сел на толстенную трубу, опоясывающую школу, под окнами нашего кабинета, и пытался понять что там происходит. Сердце колотилось, в горле стоял комок, душу раздирала безнадёга. В какой-то момент я услышал визгливые выкрики Анны Андреевны. Что-то явно шло не так.


Вскоре подошел мой друг Валерка и сказал, что объяснительные классную даму не удовлетворили, заставила написать новые, где она ничего про нашу оргию не знала. Я понял, что это конец. В ушах уже звучало привычное: "улицы мести будешь".


Судилище

Дальше рассказываю со слов англичанки, Ольги Николаевны.

На педсовете, после яркого живоописания глубин нашего морального разложения и плавного подвода ко мне, как организатору и вдохновителю всего этого безобразия, Анна Андреевна картинно-небрежным жестом бросила на стол стопку объяснительных, доказательство того, что она ничего не знала.


"Мельник разлагает мой класс, ему здесь не место. На носу выпускной, это недопустимо"


Как кумир ее Цезарь-триумфатор, покоритель Галлии, Анна Андреевна гордо прошествовала к своему месту.


"У меня есть пара слов"


К импровизированной трибуне вышла Виктория Витальевна, страшный человек. Женщина-монумент, худая и высокая, с орлиным носом и резким голосом. Виктория Витальевна обладала невероятным авторитетом, в отсутствие директора школы исполняла ее обязанности и вызывала и в учениках и учителях уважение замешанное на страхе.


"Классный руководитель в своем классе царь и Бог! Его авторитет должен быть непререкаем!"


Улетела первая торпеда в мой корпус. В этот момент Ольга Николаевна подумала, что дело швах. Но это было только начало...


"Но о каком авторитете классного руководителя может идти речь, если Анна Андреевна, стоя перед всем педагогическим коллективом, нагло врет нам в глаза, заставляет собственных учеников переписывать объяснительные так, как нужно ей?"


Торпеда вильнула, сменила курс и разорвала в клочья борт Анны Андреевны. В ошеломленной тишине, среди опадающих обломков и горящих остатков снастей щелкнул замок портфеля. Виктория Витальевна достала пачку исписанных листов.


"Вот первый вариант объяснительных. Мне передал их один из учеников 11 "А". Кто я вам не скажу. Им я верю больше, чем всему озвученному здесь вранью."


Такой жесткой отповеди никто не ожидал. Вопрос о моем исключении из школы более не был актуальным. Кто выкрал первый вариант объяснительных и передал Виктории Витальевне я до сих пор не знаю. Но этот человек вернул мне тогда веру в людей.


Цезарь наносит ответный удар

Анна Андреевна ничего не забыла. Сначала она попыталась поставить мне "неуд" по поведению. Это решение отменила директор школы, по настоянию Виктории Витальевны, человека, который меня совсем не знал, никогда не вел у нас предметы, но был настоящим Педагогом с большой буквы.


Выпускные экзамены я сдавал на отлично. Не смотря на это, первую "4" мне влепила математичка. На вопрос "почему?" она развела руками и сказала "умнее надо быть". Я смотрел в ее глаза и учился лицемерию.


Учительница русского языка, суматошная, начинавшая каждый урок с междометия "Ох" и рассказа, как ей отдавили ногу в транспорте или чего-то подобного, держа руку на колышащейся груди (на Дзене стала бы миллионершей с такими историями), срезала меня на авторских знаках. Оставался шанс получить серебряную медаль.


Третьей четверкой, зачеркнувшей мою медаль была... четверка по начальной военной подготовке. Выловленный мной военрук, не глядя мне в глаза, сказал:


"Извини, ты из школы уходишь, а мне с Анной Андреевной еще работать"


и растворился в школьных коридорах.

Я сидел на окне в пустом фойе школы. Золотая медаль давала возможность поступить в ВУЗ по собеседованию. Теперь мне предстояло сдавать все экзамены. Поступать я собирался в Харьков, украинского языка не знал. На душе была печаль. Кто-то подошел. Я поднял глаза.

Передо мной стояла Виктория Витальевна.


"Сережа, ты получил полезный урок, сделай из него правильные выводы"


Моя дальнейшая жизнь показала, что так и не сделал.

Просмотров: 2Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все